Я полагаю, что всё это следует…

Уверена, что многие, прочитав заголовок, сразу вспомнили продолжение строчки и сам фильм, а может быть, кто-то даже стал и напевать… Но, наверное, никто не догадался, что речь пойдет о журналистике, вернее, о взаимоотношениях учителя со средствами массовой информации.

Максим Горький говорил: “Прежде чем начать писать, я всегда задаю себе три вопроса: “Что я хочу написать?”, “Как написать?” и “Для чего написать?” Давайте мы тоже постараемся ответить на эти вопросы, правда, несколько изменив последовательность. Представляется, что определяющим является мотив, при отсутствии которого просто ничего не получится. Вдохновение по заказу не приходит, творчество не подчиняется как внешним приказам, так и внутренним. Не только глагол “читать” не терпит повелительного наклонения, но и глагол “писать” тоже.
Итак, первый вопрос.

Зачем писать?

Когда разговариваешь с учителями о педагогических изданиях, то в подавляющем большинстве приходится констатировать: не читают. В лучшем случае используют для подготовки докладов или мероприятий, в худшем — не открывают вовсе (при этом ссылки на то, что газету или журнал не выписывает, не считаются: в школьных библиотеках основные издания имеются, причем бесплатно).Продолжаем беседу. Оказывается, что не читают, потому что там ничего нет, неинтересно. Начинаешь перечислять названия и темы последних материалов — оказывается, что и одно зацепило, и другое хочется посмотреть, и третье оказывается важным, т.е. не заметили, пропустили, прошли мимо. Значит, нельзя валить всё в одну кучу и говорить, что всё плохо, просто сложился определенный стереотип, который мало кто собирается ломать. (Кстати, давно вынашиваю идею проведения что-то типа информационного часа для учителей, чтобы хотя бы один раз в месяц в виде обзора рассказывали о публикациях, на которые следует обратить внимание, причем не только в “Настаўнiцкай” или в “Адукацыi i выхаваннi”, но и в “Аргументах и фактах” или в “Беларусь сегодня”. Следующим шагом может стать обсуждение наиболее актуальных тем, что позволит создать единое информационное пространство школы, но начинать следует с дежурных по СМИ: ведь пока не прочитают, то и обсуждать нечего (никто не запрещает подобным образом освещать материалы сайтов и форумов, хотя то, что написано пером, до сих пор как-то ближе и привычнее).

Не читают, потому что там ничего нет, неинтересно. Начинаешь перечислять названия и темы последних материалов — оказывается, что и одно зацепило, и другое хочется посмотреть, и третье оказывается важным, т.е. не заметили, пропустили, прошли мимо. Значит, нельзя валить всё в одну кучу и говорить, что всё плохо, просто сложился определенный стереотип, который мало кто собирается ломать.

Однако разговор с учителями еще не закончен. Следующий закономерный вопрос звучит так: “Что вы сами сделали для того, чтобы газета стала интереснее?”. И хорошо, если в аудитории поднимется одна-две руки тех, кто хоть однажды что-то написал.
Все остальные начинают перечислять причины, начиная от “нет времени” и “мы этого не умеем” до “мы скромные” и “кому это нужно”.
Если захотеть, то и время найти можно. Своих возможностей не узнаешь, пока не попробуешь. К тому же с первого раза действительно не получится, и к этому тоже надо быть готовым. Чтобы научиться, надо окунуться в воду, а не стоять на берегу. Поэтому данные аргументы являются неубедительными, а вот с другими сложнее. Позвольте высказать свою точку зрения, просто так, в порядке информации.
Мы живем в мире, который трудно назвать идеальным. Поэтому, наверное, смысл жизни заключается именно в том, чтобы постараться сделать его лучше. Кто-то строит дома или помогает бездомным, кто-то сеет хлеб или создает новые технологии. Мы учим детей и хотим, чтобы они выросли более совершенными. Однако, как бы мы хорошо ни работали, результаты будут видны только в отдаленном будущем, причем мы не можем утверждать, что это только наши достижения. Кроме нас есть и другие учителя, есть родители и друзья, есть интернет и телевидение. Кому захочет подражать наш ученик, с кого и почему он возьмет пример — непредсказуемо (когда нам вменяют в обязанность нести ответственность за недостаточный уровень воспитанности учащихся, мы начинаем горячо доказывать, что школа тут ни при чем, не она учила их дурному, на детей влияет множество факторов. Только тогда давайте будем последовательными: если плохие — не наша вина, значит, хорошие тоже не наша заслуга)
И тогда возникает задача: а что можно сделать сегодня? Как реально можно повлиять на ситуацию? Как минимум существующие проблемы следует озвучивать, а не пытаться подражать прекрасной маркизе. Озвучивать громко, вслух, призывая к обсуждению и поиску решений. Именно этим и занимаются журналисты. И хотя они нередко, особенно в последнее время, пишут на педагогические темы, всё-таки это взгляд со стороны, который даже при самом искреннем желании не сможет передать всего того, что так легко и естественно дается нам, потому что мы в этом живем, ежедневно пропуская через себя, а они только наблюдают. Не правда ли, разница существенная?
Психологи утверждают, что проблемы может решить только тот, кто их видит. И если мы хотим их решить, значит, прежде всего надо о них сказать (или написать). И не ждать сложа руки, пока это сделает кто-то другой (еще раз уточняю: если мы действительно хотим перемен).
А еще удачно написанная статья поистине окрыляет. Находишься в каком-то приподнятом настроении от того, что наконец-то получилось, что удалось мысли перевести в слова, что ты это сделал!

Что писать?

Как-то в книге Т.Введенской увидела диалог с начинающей журналисткой:
— Как вы думаете, чего люди ждут от вас?
— Чуда. Сенсации. Чего-то интересного.
— Нет. Людям нужна ваша уникальная авторская позиция: что вы сами думаете о том, что пишете, что именно натолкнуло вас на тему, каким образом ваша статья может изменить этот мир.
— Изменить мир? Никакая статья не может изменить мир.
— Вот именно поэтому вы и пишете отвратительно.
Конечно, с одной стороны, можно поспорить, ведь далеко не все журналисты являются революционерами. С другой стороны, когда мы оцениваем тот или иной материал, ищем именно это: не сухую констатацию происходящего, а живые эмоции неравнодушного человека, которого волнуют и тревожат те самые “что, где, когда”, находящие потом отклик и в нашей душе. Чтобы зажечь других, нужно прежде всего гореть самому — иначе не выйдет, как ни старайся.
А теперь давайте посмотрим, что нас сегодня беспокоит. Только хотелось бы уйти от разговоров о бесконечных проверках или обилии бумажной работы (хотя можно написать и об этом, если задаться целью проанализировать причины: почему, несмотря на постоянную борьбу, эти проблемы остаются нерешаемыми, может быть, это все же кому-то и для чего-то нужно?).

Запретных тем нет. Главное, чтобы эти события и впечатления прежде всего волновали самого автора. Иначе есть опасность превратиться в конъюнктурного писателя, который резво пишет на злобу дня, прикрывая громкими словами собственное безразличие и лень.

Современные школьники. Мы говорим, что они другие. Но нам их никто не поменяет на более удобных. Учить, причем на должном уровне, нужно именно этих. Сейчас учитель практически остался без реальных рычагов управления, причем уже начиная с начальной школы. И во весь рост встает проблема: как учить, если по-старому уже нель-зя, а по-новому не знаем и не умеем? Что важнее: свобода и достоинство ученика или дисциплина и порядок на уроке? Как их можно подружить между собой?
Как измерить качество образования? Это отметки или результаты ЦТ? Слова “успешность во взрослой жизни” звучат красиво, но они не являются конкретными. Отсутствие жалоб? Но тогда может оказаться, что строгий, требовательный учитель-профессионал окажется безработным, а добренький дядя в роли своего парня, на уроках которого всегда весело, легко пробьется в лидеры образования. Как можно измерить блеск в глазах учеников и желание учиться, если на самом деле настоящая учеба — это тяжелый труд, который невозможно построить только на одной эйфории? Или вообще отказаться от измерителей, которые во многом являются субъективными и только дез-ориентируют учителя?
Мы много говорим о компетентности. Означает ли это, что фундаментальные знания являются лишними и ненужными и учить надо только тому, что пригодится в жизни, а всему остальному дети научатся сами, если им это вдруг понадобится? Но не получим ли мы Митрофанушку ХХІ века, которому география не нужна, потому что существуют извозчики (ой, простите, Google!). Сколько ни сокращай программы, всё равно найдутся те, кому и это “мало” окажется много. И что тогда, вообще перестанем учить?
Воспитание в школе. Каким оно должно быть в современных условиях, когда традиционные ценности, казавшиеся незыблемыми, стремительно трещат по швам? Мы не можем детей держать под колпаком или ждать, пока всё само собой утрясется. Нельзя вернуть вчерашний день, надо честно и открыто пусть не всегда принимать, но понимать противоречивые вызовы времени. Но что ответить ученику, когда сам учитель не всегда может до конца осознать, что же всё-таки происходит?
Еще одна проблема приобретает небывалую остроту — некомпетентное вмешательство родителей в учебный процесс. Почему-то так получилось, что именно их права и мнения стали гораздо важнее, чем права и мнения учителя. Прагматично-потребительское отношение к школе, которая вечно должна, причем на повышенных тонах и с угрозой дойти до высших инстанций постепенно становится чуть ли не нормой. И как можно остановить законных представителей, которые покидают кабинет директора с возмущением: “Мы его уничтожим!” Люди добрые, одумайтесь! Директора можно только уволить, а уничтожаете вы своего собственного ребенка, на глазах которого развязали эту войну!
И это только самая малая верхушка айсберга наших педагогических проблем. А еще можно писать об интересных событиях и фактах школьной и внешкольной жизни, рассказывать об уникальных учителях и удивительных учениках, делиться впечатлениями о книгах и фильмах, концертах и спектаклях (ведь не школой единой живет учитель!). Запретных тем нет. Главное, чтобы эти события и впечатления прежде всего волновали самого автора. Иначе есть опасность превратиться в конъюнктурного писателя, который резво пишет на злобу дня, прикрывая громкими словами собственное безразличие и лень. Поэтому стоит прислушаться к совету английского литератора С.Конноли: “Лучше писать для себя и потерять читателя, чем писать для читателя и потерять себя” (хотя лучше не потерять никого).

Как писать?

Самый простой вопрос. Можно ручкой, а можно карандашом. Можно сначала на бумаге, а потом на компьютере, а можно и наоборот. Можно начинать с заголовка или с финальной фразы. Кто-то вначале составляет план, а кто-то пишет всё, что приходит в голову. У кого-то лучше получается материал с пылу, с жару, а кто-то предпочитает дать ему полежать и остыть. Один — сам себе судья, а другому обязательно нужны критические отзывы со стороны. Кому-то удобнее написать статью в один присест, а кому-то надо для этого несколько дней, а то и недель. Бывает, что уже написанную статью неоднократно поправляешь, а бывает, что не хочется на нее даже смотреть. Универсального рецепта нет. Поэтому:
— Что же из этого следует?
— Нужно писать!
В праздники, в будни, по делу, без дела и так!
— Вы полагаете, всё это будет читаться?
— Я полагаю, что всё это нужно писать.

Светлана ГИН.
Фото Сергея БЫКОВСКОГО.